>> << >>
Главная Выпуск 28 Мушкетерщина

Премьера Гамлета в Лувре, в 1625 году изменившая Францию

Юрий Магаршак

   

портрет Луи XIII кисти Рубенса. 1625 год

Филипп де Шампень. Тройной портрет кардинала Ришелье 

Кардинал Ришелье (слева) и Герцогиня Шеврез (справа)

 

На следующее утро после представления короля Лира гостями из Лондона, наделавшего много шума в Париже, король позвал к себе Кардинала и герцогиню Шеврез. Странную на первый взгляд пару, но как оказалось, объяснимую и оправданную. Герцогиня и кардинал появились у короля одновременно благодаря тому, что незадолго до этого изобретенные часы с минутной стрелкой, которые носил за ними слуга, у них были. Так же, как точно такие же, только с бриллиантами большого размера, были у короля. Отношение к минутной стрелке в аристократии было неоднозначным. Лидеры католической ложи Де Гизы считали требование быть точными до минут ограничением свободы, дарованной дворянину Всевышним так же, как власть над подданными, а часы  изобретением дьявольским. В Свете однако цитировали фразу Людовика “возможность быть пунктуальным является преимуществом короля и обязанностью придворных” с восторгом. Назначение встреч с точностью до минут стало модным, а обладание часами - признаком Принадлежности к бомонду.  Исключение составляли только простолюдины, по-прежнему жившие, как деды и прадеды: глядя не на часы, а на солнышко. На Городской Колокол. А также прислушиваясь к крику хозяина, которым он их звал или же прогонял. 

После того, как Кардинал Ришелье и Герцогиня Шеврез предстали пред сидящим на малом троне Франции королем, Людовик изволил произнести такие Слова:

- Как мне сообщили, вчера в Бургундском Отеле, в зале для игры в мяч а также для представления скоморохов, было необычное действо, представленное артистами из свиты герцога Бекингема. При этом они не заигрывали с публикой и не задирали ее, а играли на возвышении, на которое вход для зрителей воспрещен. То есть делали то, что была запрещено в Риме с победой Христианства и запрета язычества. В Англии, переставшей быть католической, сделано послабление. Но во Франции строжайше и христианнейше сохраняется по сей день.

- Совершенно верно, Ваше величество. С небольшим уточнением:  покровителем прибывшей из Лондона труппы является не лорд-адмирал, каковым (вместе с другими титулами) является герцог, а лорд Камергер. А также и сам Король.

- Спасибо что уточнили.  Как думаете, кардинал, стоит ли нам учредить в Париже нечто подобное, так чтобы покровителем комедии и трагедии был Моё Королевское Величество?

- Мне кажется, преждевременно, Ваше величество. И небезопасно. Заговоры против Вас, возможно даже с участием присутствующих в этом зале, возможны, и поводы к ним не следует множить без крайней необходимости.

- У вас есть сведения о заговоре против меня?

- Заговор против Вас и меня витает в воздухе, Ваше величество.

- И кто же заговорщик или же заговорщики?

-  А может быть заговорщицы [i]. Пока о том, что заговорщики собираются замышлять, по имеющимся у меня достоверным сведениями в точности не подозревают даже они сами. План заговора в их головах пока что расплывчат. Подпольщики друг с другом пока-что не связаны. И не подозревают о измене, зреющей не только в других головах, но даже и в их собственной. 

- В таком случае будем наслаждаться жизнью, которая нам дарована. Когда же наступит время учредить, подобно Англии, в Париже театр с королем в качестве покровителя?

Возможно, лет через сорок, может быть пятьдесят [ii]. Не раньше. Ежели доживем. А если умрем раньше, чем театр под покровительством Короля во Франции станет возможен, при Вашем сыне. Которого пока у Вас нет, но обязательно будет.

- Неужто о том, чтобы у меня появился наследник, Вы позаботитесь, Кардинал?

- Приложу все усилия, Ваше Величество.

- Надеюсь не совсем все - пробормотала герцогиня достаточно громко, чтобы король услышал. Король (знавший гривуазный характер наперстницы королевы) улыбнулся, но комментировать не стал. 

- Через пятьдесят лет мне будет... посчитаем в уме... семьдесят пять. У меня есть предчувствие, что так долго не проживу.

- В таком случае покровителем театра станет Ваш сын.

- Которого у меня пока нет... И какой же это будет театр? Трагедии? Комедии? Или же и того, и другого?

- Все будет зависеть от талантов актеров и драматургов, Ваше Величество. Английский Шекспир писал и комедии, и трагедии. Однако не следует забывать, что Англия не католическая страна, поэтому ни на кого не оглядывается кроме Господа Бога. Над королем Англии нет Ватикана.

Не будем о грустном. Мое величество желает увидеть две поставленные вчера и позавчера пьесы.

- В Бургундском Отеле? Вы собираетесь посетить Бургундский Отель, в котором в иные дни собирается парижское простонародье?

- К сожалению, я не могу доставить себе подобного удовольствия. По сану, многих радостей, доступных подданным, король лишен.  Я желаю чтобы завтра представление английских актеров было дано в Лувре.  Одной трагедии и одной – после перерыва – комедии. Что скажете, кардинал?

- Желание Вашего величества – закон. Вы можете смотреть все, что Вам будет угодно, пригласив, кого считаете нужным.  Вопрос только – насколько такие представления допустимы с точки зрения католической церкви.

- Приказываю пояснить.

- С радостью повинуюсь. Греческий и его наследник римский театры создали арену, на которой разыгрывались вымышленные представления. Зрители могли только аплодировать или свистеть, но принять участие в представлении и изменить действие они не могли. Сразу после того, как Святая Церковь стала государственной религией Рима, театры, так же как философские школы, бани, храмы Олимпийских Богов и олимпийские игры были запрещены как безбожные и сатанинские увеселения. В течение последующих столетий церковь смягчила запрет, разрешив выступления акробатов, жонглеров и клоунов. Которые находились среди публики - что было решающе важно, поскольку отделенной от воли Повелителя, и происходящего не по его воле, а по желанию драматурга, территории на земле Барона, Графа, Герцога или же Короля не было. С этой языческой вольностью церковь покончила однажды и навсегда. Зрители являются частью представлений, которые инквизицией разрешены. В Италии родилась комедия дель-арте, в которой граждане - в масках или без масок - также принимали активнейшее участие.  Таким образом, Ватикан – каков он на сегодняшний день - допускает театральные представления, в которых сцена не отделена от зала. Как в Бургундском Отеле. В христианском, а не еретическом воплощении Писания и Писаний площадкой является все пространство, будь то площадь, на которой находятся зрители, или зал для игры в мяч под закрытым небом. То, что привез Бекингем, отличается кардинально от разрешенного Папой Римским. Сцена отделена от зала, являясь самостоятельным миром. Можем ли мы пойти следом за протестантами в театральном деле?  На нашем месте, Ваше Величество, я бы не спешил с этим. Театр, запрещенный Отцами Церкви, сам по себе является еретическим и языческим видом деятельности. Настолько, что даже хоронить артистов в черте города и на христианском кладбище, в котором над могилой поставлен крест, является богохульством.

- Заманчивое рассуждение. Но ведь при дворах королей Франции были шуты, которым дозволялось перечить? Как и при дворах королей Англии! Насколько я знаю, совсем недавно. 

- Вы как всегда правы, Ваше Величество. Сразу после смерти отца-короля, наступившей месяц назад, Карл Стюарт изгнал всех карликов и шутов, которых его отец Иаков Стюарт жаловал и любил. Разница между шутом и театральными пьесами, которые англичане показали в Бургундском Отеле, примерно такая же, как между Королем Лиром и его шутом в показанной ими трагедии под названием КОРОЛЬ ЛИР.  То есть театр со сценой, отделенной от зрителей – абсолютно иной уровень вольнодумства. Сравнительно с тем, который святая церковь дозволила. Отличающийся от свободоязычия королевских паяцев, как небо отличается от сарая. 

- А Вы что скажете, герцогиня?

- Ваше Величество, будь я Вами, я бы немедленно разрешила театр. Франции нужны умные головы. Которые умеют не только умно молчать, но также умно поговорить. Театр является лучшим воспитателем подданных, которые Вам нужны.

- Одновременно являясь генератором крамолы и ереси – саркастически проговорил Кардинал.

- Ваши соображения мне понятны – подытожил Людовик. – Повелеваю возвести в бальной зале Лувра сегодня же сцену на высоте в половину Вашего, герцогиня, прекрасного роста и во всю ширину помещения. Повелеваю закрыть сцену занавесом из гобеленов, который раздвигается вправо и влево. Перед занавесом повелеваю создать авансцену шириной в двенадцать ваших, прекрасная герцогиня, восхитительных туфелек. Помочь актерам установить декорации также повелеваю. Список приглашенных, который прошу Вас, герцогиня, и Вас, кардинал, собственноручно коллективно составить, повелеваю представить на утверждение мне до до восьми часов сорока четырех минут вечера. Давайте сверим часы.

 

==================================================

[i] В Пале Рояле труппа Мольера выступала с 1661 года под покровительством сына Луи XIII короля Людовика XIV, то есть начала выступления в Королевском Дворце через 36 лет. Помещение, в котором игрались Мольеровские Комедии, преобразовано в театр «Комеди Франсез» в 1680 году, через пятьдесят пять лет после описываемых событий.

[ii] Заговор против короля и кардинала с участием королевы Анны и герцогини Шеврез был раскрыт в следующем 1626-ом году

 

 

 

Комментарии

Заполните поля, отмеченные красным!

Добавить комментарий

Войдите, используя аккаунт соц.сети:

Комментарий:
Повторите цифры:

Поля отмеченные *(звездочкой) обязательны к заполнению.